Хочу жить в селе и быть жителем села

«Хочу жить в селе и быть жителем села» – об этом мечтают многие городские жители. При этом почти всех раздирают сомнения и неуверенность: стоит ли ехать в село, на что там жить, какие трудности подстерегают. С одной стороны очень сильно хочется уехать из города, поменять образ жизни, стать жителем современного села, а с другой стороны одолевают различные опасения за себя и своих близких. Суждено ли мечте исполниться?

 Сайт Русская деревня продолжает знакомить своих читателей с настоящими историями людей, ответивших на вопрос – хочу жить в селе. Они стали жителями сегодняшнего села, согласились откровенно раскрыть свой путь в село, поделиться со всеми нами своим опытом сельского жителя, рассказать всё, как есть, без выдумок и прикрас.

Мой сегодняшний гость Светлана Лукина. Ей 31 год. 5 лет живет в обычном русском селе. Возвращаться обратно в город не собирается. Почему так? Узнаем у самой Светланы.

 

Я.  Светлана! Мы знакомы с Вами больше года, являемся друзьями в социальной сети Facebook. Что я о Вас знаю? Вы бывший городской житель, 5 лет назад переехали в сельскую местность. Живете в Смоленской области в деревне, которую назвали глушью. В домашнем хозяйстве держите коров. Продаете молоко в городе методом активных продаж. И всё. Расскажите о себе подробнее.

Светлана.  Говорить о том, что я – городской житель, переехавший в сельскую местность, было бы не совсем верно. Детство мое прошло на окраине небольшого райцентра, на огороде и в саду, на дворе, по которому гуляли куры и возле клеток с кроликами; под вездесущими взглядами бабулек, желающих все знать. Здесь и развернулись события одновременно трагические и романтические, больше похожие на какую-нибудь мелодраму. Когда любовь оградила от смерти, я поклялась исполнить мечту: развести стадо мясного скота. Чтобы жить дальше из родных мест пришлось бежать, куда глаза глядят 18-летней девчонкой, с 8 классами образования, с сумкой самых необходимых вещей и с 500 рублей в кармане. Так началась жизнь БОМЖа, сначала фактического, а потом и юридического.

Но, что-то, видимо, хранило. А клятва заставляла напрочь забыть о страхе. Работа на фабрике и вечерняя школа, потом поступление в колледж на факультет зоотехнии, подработка на рынке, затем в фирме активных продаж. И, словно чудо, уже в 20 лет – собственный небольшой бизнес активных продаж.

А ещё ненависть ко всему – к городу, в котором вынуждена жить, к бизнесу, которым вынуждена заниматься, только для того, чтобы выучиться на зоотехника и скопить хоть какие-то деньги на домик в деревне…

современное село

Я. Как Вы оказались в деревне?

Светлана. Супруг (с 2-мя высшими образованиями), человек сугубо городской. К идее жизни в деревне сразу отнесся как к утопии. В бизнес же ушел с головой: к активным продажам у него оказался особый талант и умение получать от этого удовольствие. Однако, за несколько лет работы без выходных и отпуска, он тоже устал.

К получению диплома скопилось у меня 100 000 рублей. На них были приобретены 65 квадратных метра жилплощади с чуть подтекающей крышей, чуть проваливающимися полами и чуть выпадающими рамами. К жилплощади примыкал участок неопределенных границ (около 20 соток) с неким подобием сада, тремя сараями и кучами мусора (на участке последние несколько лет принимали у населения кирпич и металл).

Располагалось все это на самой границе Смоленской и Калужской областей, в деревеньке, где осталось около 150 жителей, около 150 дойных коров в совхозе, с десяток коров у частников. Осталось в деревеньке так же 2 магазина, почта, сельсовет, клуб, библиотека и очень ухоженная школа с 15 ребятишками. А еще дом престарелых с 15 старичками.

Осталась и железнодорожная станция, асфальтированная дорога, чуть ли ни к моему крыльцу. Проживало раньше здесь около 1200 человек, и столько же коров насчитывало совхозное стадо. Частных коров было около 200 штук. Совхозные общежития, коттеджный поселок со всеми удобствами, больница, пекарня, столовая, детский сад  и, видимо, много еще чего хорошего. Но после 1991-го года никому ничего стало не нужно.

Люди побежали, бросая все и, оставляя за собой панельные коробки опустевших коттеджей с выбитыми стеклами, полу разобранные на кирпич общежития и огромный клуб, не простоявший и 20 лет. Почти опустела эта деревня, почти осиротели соседние деревни. Пустел и райцентр, оттуда люди тоже бежали, производство останавливалось. Осталась в память о былых временах только вывеска: "МОЛОКОЗАВОД" над полуразвалившимся забором на въезде в райцентр, да такие же полуразвалившиеся здания цехов за этим забором. А совхозное молоко везут теперь в соседний, более крупный район.

зимнее село

Я. У нас намного лучше. Совхоз миллионер стал голодранцем и развалился. Кто и что мог стащить – стащил. Людей живет много – примерно 1500 человек. На деревню коров у местного населения более 200.

Светлана. Насчет стащить – это в точку! Но наш совхоз каким-то чудом устоял.

Разум подсказывал, что прежде чем переехать в деревню, нужно подзаработать еще немного денег. Однако, сосредоточиться на бизнесе, зная, что собственный кусочек земли уже есть, оказалось невозможно. Тогда мы просто бросили все и с первым весенним теплом уехали в полу разваливающийся деревенский дом почти без мебели, имея с собой около 30 тысяч рублей на первое время. Людей, выживших когда-то на улице, подобное начало ничуть не пугало.

От мусора участок полностью не удалось освободить до сих пор. Но этой весной мы локализовали его в 2 компактные свалки. Ручная работа по сбору битого кирпича и гнилых досок окончена. Осталась работа для техники. Наконец-то границы участка обнаружены и можно подумать об установке забора.

Поле под картошку уже было общее на 3-х соседей: глина, лет 20 не видевшая ни отдыха, ни удобрения. Посадили 2 мешка, выкопали 4. Соседи примерно так же. Мы начали удобрять, соседи – нет. На будущий год мы выкопали 6 мешков, затем 8. В этом году рекорд – 12 мешков. Соседи картошку сажать на этом поле перестали, оно заросло травой, и теперь пасутся там мои коровки.

Под грядки пришлось раскапывать целину, старательно выбирая из нее все тот же битый кирпич и ржавое железо. Производительность труда была, помнится, от 2 до 6 квадратных метров в день, в зависимости от количества мусора в земле.

жизнь в селе

Зато урожай на отдохнувшей земле оказался на зависть всей деревне!

урожай в селе

Я. Круто Вы дом выбрали. Неужели не было домов лучше? Или цены зашкаливали? 

Светлана. Цены зашкаливали – не то слово! За ту же сумму предлагали либо дом без одной стены, либо вообще без отопления и в таких местах, куда весной или осенью нет дороги.

Вообще, главной целью переезда в деревню было приобретение коровы. Поэтому, сразу по прибытии зарегистрировались мы как безработные в местном Центре Занятости Населения (ЦЗН). По программе самозанятости населения полагалось на каждого по 58 тысяч рублей безвозмездной субсидии в случае решения заняться каким-либо бизнесом. Бизнес-план семейного крестьянско-фермерского хозяйства (КФХ) был написан, защищен, но вместо положенных 116 тысяч рублей, получили мы только 58 000.

Остальных денег, несомненно, положенных нам по закону, на счетах у местного ЦЗН не оказалось, Москва не переводила больше ничего, так как данную программу закрывали. Пришлось крутиться на то, что есть. Приобрели корову, запас кормов ей на год, кое-как перестроили и утеплили для нее один из старых сараев.

 

Я. Интересно, а сейчас помощь получали или собираетесь получать? Теперь вроде КФХ должны быть Индивидуальными предпринимателями и платить налоги. Вы сейчас кто? Как с налогами?

Светлана. Уже тогда, в 2011 году КФХ являлось разновидностью ИП (индивидуального предпринимателя). Суть программы заключалась в том, что ЦЗН (Центр Занятости Населения) единовременно выплачивает человеку его годовое пособие по безработице 58 000 рублей с тем условием, что на эти деньги человек регистрирует ИП (КФХ, если речь идет о селе). Другими словами сам создает себе полноценное рабочее место, получает доход, платит налоги, взносы в фонды социального страхования (пенсионный, медицинский…).

В предпринимателях продержаться требовалось не менее года, иначе 58 000 рублей пришлось бы государству возвращать. Так, избавившись весной 2011 года от бизнеса городского, я уже летом попала в бизнес сельский.

С налогами все оказалось просто замечательно. Вся налоговая нагрузка на КФХ – это 6% от прибыли (единый сельскохозяйственный налог – одна из разновидностей УСН). И то при наличии этой самой прибыли. Неплохо, учитывая, что любой работяга в городе платит 13%!

Но огромной проблемой стали взносы в фонды социального страхования, платить которые необходимо в независимости от наличия прибыли. Обязательные к уплате 18 тысяч рублей в год, не особо заметные в городе, в условиях быстрого оборота денежных средств и высокой рентабельности, в деревне стали грузом почти непосильным.

Год мы продержались, продержались бы и второй, но в новом 2013 году обязательные взносы вдруг резко взлетели с 18 тысяч рублей в год почти до 40 тысяч рублей. Узнав об этом, я поспешила в налоговую закрывать КФХ, а там уже стояла очередь. Закрываться решили все, как фермеры, так и городские предприниматели. Вспомнив о своем городском бизнесе, прикинула и поняла, что он бы выдержал. В деревне же одна эта сумма почти в 40 тысяч рублей превышала все мои годовые расходы на ведение хозяйства.

Теперь работаю в рамках ЛПХ (личного подсобного хозяйства) в свое удовольствие – ни налогов, ни обязательных взносов, ни отчетности! Местные власти зовут назад в фермеры. Говорят, что обязательные взносы понизили, платить теперь надо всего 20 тысяч рублей в год. Зато фермеру положены субсидии: на конкурсной основе можно получить и 300 000 рублей, и даже 1 750 000 рублей при условии создания рабочих мест. Пока связываться нет желания. Мало того, что придется снова платить за себя, так еще и за каждого работника каждый месяц придется выплачивать сумму, равную 30% и выше от начисленной ему заработной платы все в те же фонды социального  страхования. В итоге, отдашь, чуть ли не больше, чем получишь.

теленок

Я. При этом необходимо ещё что-то умудриться заработать. Наемные работники без зарплаты не смогут. Это становится лично Вашей проблемой и обязанностью.  

Светлана.  А сколько в Вашем селе или близлежащих осталось действующих фермеров? Кто из них воспользовался помощью?

Светлана. В нашем селе фермеров нет, и на моей памяти не было. В близлежащих поселениях, насколько я знаю, тоже нет. А вот волки, говорят, в некоторых из них уже есть. Заходят в те деревеньки, где или вообще никого не осталось, или последние несколько дворов.

Находясь как раз посередине между 2-х небольших райцентров, в 40-ка километров от каждого, мы – точка максимального удаления от цивилизации. Отсюда, очевидно, и все проблемы, хотя инфраструктура имеется вполне достойная. Если проехать 20-30 километров в сторону любого из райцентров, именно там начинаются фермеры, хорошие, с землей, техникой (иногда даже новой), поголовьем скота. Пользуются ли они государственной поддержкой? Не знаю.

Знаю, что молоко у них забирают со двора по 18 рублей за литр. В наше село забирать не ездят. Далеко, да и забирать теперь уже особо нечего.

Была у нас семья крепких хозяев, фермерами не регистрировались, но фактически ими являлись. Держали всякой живности без счета, сами корма заготавливали. Но пришла беда. Умер молодым глава семьи, а старики родители и вдова хозяйство стали потихоньку сворачивать – тяжело. Еще одна семья у нас решила ради государственной поддержки фермерами стать. Пришлось потратиться: на курсы в город съездить. Бизнес-план написать я им помогла. Как раз в конце 2012 года. Со мной рассчитались. И тут, в новом 2013 году, вместо указанных в бизнес-плане 18 тысяч рублей обязательных платежей появились эти злосчастные почти 40 тысяч рублей. Больше семья о фермерстве не вспоминала.

Конечно, когда мы зарегистрировали КФХ, и завелась у нас в хозяйстве одна единственная корова – это тоже было еще не фермерство. Дохода, считай, что не было. Начались подработки. Сначала, еще летом, сбор в лесу земляники и черники и продажа их местному населению по 100 рублей за литр. В удачный день можно было набрать до 3 литров и заработать 300 рублей. Потом я устроилась техничкой в школу: на заработную плату в 1МРОТ (один минимальный размер оплаты труда) выжить оказалось не реально даже в деревне. Тогда муж фактически вернулся в город, устроился в фирму активных продаж. А я в редкие свободные часы подрабатывала онлайн, копирайтингом или стоковым фото.

корова в селе

 

Мы надеемся, что истории переезда наших героев помогут, всем читателям ответить на вопрос: хочу жить в селе и стоит ли быть жителем села? Принять правильные решения в своей жизни без спешки, не торопясь, очень обдуманно.

Продолжение статьи читайте здесь.

Подписывайтесь на получение новых статей, форма подписки ниже.

P.S. Фотографии размещенные в этой статье, любезно предоставила Светлана Лукина

Получай статьи блога на почту! Читай их первым!
Введите необходимые данные, чтобы знать куда отправить Вам вкусняшку:



 

 
 

 

Метки текущей записи: ,
 
 

Комментарии к записи "Хочу жить в селе и быть жителем села"

Посмотреть последние комментарии
  • Андрей - пишет...
    22.01.2017 в 12:20

     Похоже деревня называется Теренино. Был там проездом из Спас-Деменска когда участок себе присматривал.

  • Илья - пишет...
    22.01.2017 в 14:09

    Печально. Люди готовы заниматься фермерством. Не дают… Много ли среди олигархов фермеров? 😉 Да хотя бы зажиточных?

  • Виктор - пишет...
    22.01.2017 в 18:52

    Что-ж жёсткая но правда. А дети – их нет или про них не упоминали?

  • Виктор - пишет...
    23.01.2017 в 11:47

    автор статьи молодец. человек смелый и честный.
    Не у каждого хватит мужества рассказать ничего не приукрашивая.
    Рассказ о умершем главе семьи тронул.

    Так же бабушка осталась одна с детьми.(1944)
    Только родителей у неё не было – погибли ранее.(1931)

    Была корова, молоко надо было сдавать, но часть оставалось.
    Были куры, яйца надо было сдавать, часть оставалась.

    Помогали родственники и соседи, хотя положение было не очень у всех.
    Как я понял Деревня движется в ту же сторону опять.
    (или не всё так плохо?)
    Вопрос к Светлане и Владу и уважаемым читателям.
    Как отношения с соседями?
    Как отношения с родственниками?
    Не легче ли общиной и есть ли примеры таких успешных общин?
     

Присоединиться к обсуждению статьи ...

Самое комментируемое

Самое читаемое